Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 0
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Воскресенье, 18.11.2018, 21:55
Приветствую Вас Гость
Поиск
Календарь
«  Февраль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Архив записей
Друзья сайта
Мой сайт
Главная » 2013 » Февраль » 1 » «мошенник отлично устроился в сизо и оттуда… про
00:01
 

«мошенник отлично устроился в сизо и оттуда… про

Дело афериста Вадима Мельника, который продавал своим клиентам несуществующую мебель, технику и даже могильные памятники, уже целый год слушается в суде. Все это время Мельник разгуливал на свободе. Недавно его наконец арестовали

В сентябре прошлого года «ФАКТЫ» писали о 30-летнем киевском мошеннике Вадиме Мельнике, директоре «липовой» мебельной фирмы под названием «Папа Карло». Аферист обвел вокруг пальца десятки человек, постоянно судился со своими клиентами, но, поскольку обманутые им люди не хотели особо светиться в прессе, фамилия мошенника широкой общественности так и не была известна. Благодаря этому Мельник сумел поставить свой бизнес на широкую ногу: реклама «Папы Карло» появилась и на заборах в столице, и на интернет-сайтах. И только когда жертвой фальшивого мебельщика стала киевлянка Татьяна Вязовик, золотые деньки для Вадима кончились. Заплатив Мельнику крупную сумму, а взамен не получив оговоренной мебели и техники, волевая Татьяна подняла настоящую бучу. Подала заявления в прокуратуру, милицию, попросила помощи у журналистов. Несмотря на это, дело целый год не хотели возбуждать. Таня решила разыскать других пострадавших от рук мошенника и написала на одном из форумов: «Жертвы Вадима Мельника, откликнитесь!» Женщина даже не подозревала, сколько людей захочет поквитаться с нечистым на руку дельцом…

«Это знак! То есть я ваш мастер, а вы мои клиенты»

— После того как Мельник с помощью моей коллеги, архитектора Маши Есуповой (имя и фамилия изменены. — Авт.), с которой он состоял в близких отношениях, «кинул» меня на 145 тысяч гривен, я потеряла покой, — рассказывает Татьяна Вязовик. — Ведь много лет работала по двадцать часов в сутки, чтобы накопить на просторное жилье с хорошим ремонтом и качественной мебелью. Вместо этого, купив новую квартиру, мы с сыном по милости Мельника вынуждены были жить без мебели, без плиты, спать на полу, вместо люстр любоваться свисающими с потолка оголенными проводами. И сколько я ни пыталась добиться справедливости, обивала пороги правоохранительных учреждений, везде получала от ворот поворот. Мне четыре раза отказывали в возбуждении уголовного дела. Каждый раз прокуратура отменяла это решение, возвращала документы в милицию для изучения, а там я снова получала отказ. Целый год изо дня в день я по кругу ходила в прокуратуру, УБОП, милицию. В Печерском райуправлении меня называли мошенницей, мол, я обращаюсь в милицию, а не в суд, потому что хочу, чтобы мне накапали проценты и с Мельника потом можно было потребовать большой штраф.

Таня Вязовик обратилась в городскую прокуратуру, к министру внутренних дел Анатолию Могилеву, в главное следственное управление города, Генеральную прокуратуру, и уголовное дело наконец было возбуждено. Правда, это стоило женщине работы, так как начальник заявил, что ему не нужны проблемы с милицией, и предложил ей уволиться по собственному желанию.

К этим неприятностям добавилось то, что за Татьяной постоянно следили, на нее сыпались угрозы от незнакомых людей, которые советовали ей никуда не жаловаться, иначе своего сына она больше не увидит живым. Одновременно Таня, кинувшая клич в интернете с просьбой отозваться тех, кто тоже пострадал от рук Вадима Мельника, узнала, что в Святошинском суде Киева уже два года слушается дело против фальшивого мебельщика, в котором фигурируют восемь потерпевших. При этом сам подсудимый почему-то разгуливает по городу и продолжает заключать «липовые» сделки.

— Мы с женой как раз искали, где бы не очень дорого заказать мебель на кухню, — рассказывает свою историю киевлянин Денис Петрик. — Наткнулись на объявление фирмы «Папа Карло», написанное краской на заборе. Кстати, таких надписей видимо-невидимо по всей Борщаговке. Мы встретились с Вадимом, пригласили его к себе. Мельник бегал по квартире, замерял, предлагал варианты, фонтанировал идеями. В общем, обаял нас. Потом надолго пропал. Когда объявился с рисунками и чертежами, мы были не очень довольны тем, что он предлагал. Уже решили отказаться от его услуг, но тут произошла, как я тогда думал, роковая случайность. Вадим позвонил нам, сказал, что как раз проезжал мимо нашего дома, когда у него спустили два колеса на машине. «Это знак! — убеждал нас Мельник. — То есть я ваш мастер, а вы мои клиенты!» Ну, мы и купились на эту уловку. Вадим привозил нам образцы фасадов, показывал клеймо на их обороте, хвастаясь, что заказывает фирменные материалы, а не подделку. Мы заплатили ему 60 процентов стоимости заказа, подписали договор, согласно которому через двадцать один день мебельщик должен был доставить нам заказ. Вадим обещал сделать все еще быстрее, мол, он понимает, что без мебели жить очень сложно. Через три недели он позвонил, сказал, что кухня готова, а прихожая, которую мы дозаказали чуть позже, еще в сборке, поэтому лучше подождать, чтобы не платить за доставку дважды. Это был последний звонок Мельника. Моя жена Маша стала искать информацию о «Папе Карло» в интернете, наткнулась на объявление Тани Вязовик, и у нее началась истерика.

Самое интересное, что, как позже выяснилось, Петрики заключили договор с Вадимом через… два часа после того, как Мельника принудительно, в наручниках доставили в суд по одному из уголовных дел, заведенных ранее.

Супруги Петрик решили наказать афериста и обратились в милицию. Следователь, ничуть не удивившийся заявлению на Вадима Мельника, посоветовал пострадавшим ждать, пока им вернут деньги, и не паниковать. В прокуратуре Денису и Маше тоже отказали в возбуждении уголовного дела, объяснив это… отсутствием состава преступления.

«Думаешь, сидя в тюрьме, я тебе деньги верну?»

За последние шесть лет аферист обвел вокруг пальца множество людей, в числе которых оказалась Татьяна Холодная. Только ей Мельник продавал не мебель, а… памятник на могилу.

— Здесь должно было быть шикарное надгробие, — Таня показывает на широкую могилу, где стоит скромный крест с фотографией молодого симпатичного парня. — Это могила моих бабушки и дедушки. К ним подхоронили жену моего брата, умершую двадцать лет назад, и ее сына, моего единственного племянника Женечку. Когда я решила поставить на могилу памятник, знакомые посоветовали мне заказать его у Мельника. Я слышала о Вадиме, ведь он раньше оформлял поставки в салоне мебели, где работал мой племянник. Они с Женей хорошо знали друг друга. Мы договорились с Мельником о встрече, я заказала ему постамент в полный рост. На тыльной стороне должен был быть вырезан один из рисунков, сделанных Женей. Я отдала Мельнику все эскизы, фотографии племянника и две тысячи долларов. Обещала еще тысячу после установки надгробия. Когда срок прошел, а Вадим так ничего не сделал и даже не думал возвращать аванс, я поняла, что меня просто развели. С трудом дозвонилась до мошенника (он ведь все время менял номер мобильного телефона), начала кричать на него, требовала вернуть мне деньги. Грозила судом. Вадим был спокоен, просил не подавать на него заявление, мол, он все сделает, ведь ему дорога память о Жене. Теперь-то я понимаю, что ему все равно, кого обманывать — хоть людей, которые похоронили близких, хоть стариков, хоть маленьких детей.

Одной из последних жертв мебельщика-проходимца стала Марина Кобелева из Санкт-Петербурга. Молодая женщина увидела на одном из заграничных сайтов мебель для детской комнатки в виде розового замка и решила во что бы то ни стало заказать подобную своей трехлетней дочери Камилле. Проблема была в том, что российские производители мебели не брались за такой специфический заказ, считая его неоправданно трудоемким. Согласилась лишь одна фирма, да и то с условием, что заказчица предоставит побольше фотографий детской в разных ракурсах. Молодая мама перелопатила весь интернет, но единственным сайтом, на котором вожделенный розовый замок был снят во всех ракурсах, оказался злосчастный «Папа Карло».

— Я связалась с Вадимом по скайпу, — рассказывает «ФАКТАМ» Марина Кобелева. — Очень удивилась, узнав, что цена на детскую у него вдвое ниже, чем мне соглашались делать в России. Но Вадим отмахнулся: мол, у него этот замок поставлен на поток, он его уже делает с закрытыми глазами, поэтому ничего трудного и дорогостоящего там нет. Я, конечно, загорелась. Всю ночь не спала, представляла, как моя маленькая принцесса будет себя чувствовать в этом дворце. Вскоре я переслала Вадиму на счет шесть с половиной тысяч евро. Переживала при этом, конечно, но он мне регулярно присылал фотографии с производства (где он их только брал?), показывал, как идет работа. Потом Вадим убедил меня заказать у него еще и дубовую лестницу в наш новый дом. Уточнил, что для этого ему обязательно нужно приехать ко мне, снять замеры. Я встретила его на вокзале. Вадим был такой вежливый и приличный, крестился на каждую церковь.

Узнав, что у меня есть интернет-магазин одежды, Мельник предложил совместный проект: я вывешиваю рекламу «Папы Карло» на своем сайте, мои клиенты заказывают у Вадима мебель, дают мне предоплату, а он изготавливает все и доставляет из Украины. В доказательство своей честности Вадим оставил заграничный паспорт мне в залог. Конечно, я верила ему. Задерживая доставку, Мельник оправдывался: то попал в ДТП, то заболел и оказался в больнице, то проблемы с семьей. И только когда все сроки уже истекли, а меня с мужем и дочкой выгнали со съемной квартиры, я поняла, что нас обманули. Стала искать информацию о Мельнике, наткнулась в интернете на призыв Тани Вязовик, и у меня открылись глаза. Я писала Вадиму письма, просила вернуть деньги хотя бы частями, но в ответ получала только нецензурную брань и наглые заявления типа: «Ну, посадишь ты меня, и что? Думаешь, сидя в тюрьме, я тебе деньги верну? Буду рукавицы шить и лет за пять насобираю для тебя триста долларов. А паспорт свой я потерял и в Россию не приезжал, это все фотомонтаж. Так что общайся дальше со своей новой украинской подружкой Таней. Вам теперь есть против кого дружить».

— Когда Марина написала мне письмо и рассказала свою историю, я была просто в шоке, — делится Татьяна Вязовик. — И не только тем, что очередной жертвой этого гада оказалась женщина с маленьким ребенком. Это как раз неудивительно, для Мельника нет ничего святого. Я была поражена тем, что, когда это все происходило, Вадим был подсудимым по двум делам в Святошинском суде и подозреваемым в Соломенском райуправлении милиции. То есть человек находится на подписке о невыезде, но при этом спокойно занимается бизнесом и выезжает за границу! По этой причине я подняла вопрос об изменении Мельнику меры пресечения с подписки на арест, однако прокурор заявила, что данный факт… не имеет отношения к делу.

* «Я вижу, что тюрьма Мельнику не страшна. Отдавать наши кровные он тоже явно не собирается», — возмущается Татьяна Вязовик (фото Глеба Кантера, специально для «ФАКТОВ»)

Судебный процесс — это вообще было отдельное нечто. Свидетели не являлись в суд, из-за неявки подсудимого или его адвоката дело постоянно переносилось, то есть шли месяцы, а ничего не сдвигалось с мертвой точки. При этом на тех заседаниях, которые состоялись, Вадим вел себя по-хамски: показывал мне средний палец, ругался матом. Я каждое заседание подавала ходатайство о том, чтобы Мельника арестовали, и только в марте, добившись от пограничной службы справки, что Вадим действительно пересекал границу (когда ездил к Марине в Санкт-Петербург), судья взял подсудимого под стражу.

На суде Вадим Мельник выглядел беспечным и вполне довольным. Уверял, что чувствует себя отлично. Журналистам, ухмыляясь, говорил, что полностью признает свою вину и будет отвечать по закону. Раскаивается, всем обманутым им людям после выхода из тюрьмы обязательно возместит ущерб.

— Какая разница, где жить? — пожимал плечами Вадим. — И там жизнь, и тут, только вы по ту сторону решетки, а я по эту.

Реакция подсудимого стала понятной уже через несколько дней после ареста. О шикарных условиях, предоставленных ему в СИЗО, можно догадываться хотя бы по тому, что сайт «Папа Карло» продолжает действовать, а в социальных сетях что ни день появляются фотографии жизнерадостного Вадима, сделанные прямо в камере (на фото).

— Мошенник отлично устроился в следственном изоляторе, — возмущается Татьяна Вязовик. — Смеется, вешает на «Одноклассники» свои фотки с бритой головой и продолжает через интернет обманывать людей. За какие деньги ему предоставляются подобные привилегии, я не знаю. Но вижу, что тюрьма ему не страшна. Отдавать наши кровные он тоже не собирается, да и взять с него нечего: еще в 2005 году Вадим переписал все квартиры и машины на свою бывшую жену, с которой, кстати, после этого завел еще одного ребенка. Единственное, на что мне сейчас удается претендовать, — это третья часть квартиры в Киевской области. Жилье принадлежит в равных частях Мельнику и его родителям. Продать их квартиру у меня не получится, но я буду сдавать свой угол, чтобы хоть частично возместить ущерб, нанесенный мне этим проходимцем.

— Мы не надеемся вернуть свои деньги, — вздыхает Денис Петрик. — Но наказать афериста хочется. Чтобы в нашей стране, где нет закона, не работает ни суд, ни милиция и где все двери приходится выбивать лбом, такие гады не плодились.

— Я подала заявления в прокуратуру Святошинского района Киева, в городскую прокуратуру и начальнику Святошинского райотдела МВД, — говорит россиянка Марина Кобелева. — И намерена бороться с Мельником до конца, по мере возможности ездить в суды, свидетельствовать против него. Дело даже не в деньгах, хотя из-за того, что Вадим не привез нам мебель, мы вынуждены были заехать в дом без мебели и даже без лестницы. Это все можно было бы пережить. Но у меня холодеют руки, когда я вспоминаю, как моя доченька приглашала друзей в пустую детскую и взахлеб рассказывала, где у нее будет спаленка принцессы, где — горка, а где — розовые шкафчики. Приглашала всех приходить на новоселье…

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что по делу святошинских потерпевших Вадим Мельник признан виновным и приговорен к двум с половиной годам лишения свободы. Приговор еще не вступил в законную силу. Если в деле Татьяны Вязовик вина Мельника тоже будет доказана, то срок увеличится до восьми лет с конфискацией имущества. Конечно, если суд найдет, что у него конфисковать.

Просмотров: 225 | Добавил: owarsoned | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2018

Создать бесплатный сайт с uCoz